Инсайд о бегстве Arrival из России
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Post Type Selectors

Зелёная Точка Старта

Инсайд о бегстве Arrival из России

Вчера стало известно, что британская компания Arrival, имеющая, по сути, российские корни, решила перевести свой российский офис и сотрудников в Грузию. Причины релокации нам и так понятны, если следишь за происходящими сейчас историческими событиями. Но что на самом деле происходит внутри компании мало кому известно.

Arrival офис
Arrival офис

Стоит отметить, что хоть на сайте компании изначально была информация, что у неё есть российское подразделение, однако о его работе и значимости для компании никогда не говорилось. А здесь, в России, на Arrival работали сотни специалистов, без чьего вклада компания не была бы такой, какой мы её знаем.

За разъяснением вопросов о релокации и значимости российского офиса я обратился к одному из сотрудников Arrival. И открывшаяся правда оказалась куда интереснее любых предположений, основанных на открытой информации.

Валерий Солодилов (имя и фамилия изменены, так как собеседник пожелал остаться инкогнито) до последнего времени работал в российском отделении Arrival. Он согласился прояснить вопросы, относительно ухода компании из России, а также приоткрыть завесу тайны над некоторыми аспектами работы компании.

Станислав Макухин (С.М.): Arrival была создана бывшим российским предпринимателем и чиновником. При этом в компании, на их официальном сайте всегда говорилось, что компания имеет и российское отделение. Валерий, чем занимался российский офис Arrival?

Валерий Солодилов (В.С.): Российский офис занимался программным обеспечением, в основном — встраиваемым ПО для автомобилей (ПО систем управления), а также некоторым другим, типа взаимодействия автомобиля с интернетом.

Arrival factory
Arrival factory

С.М. — Что вы можете сказать о причинах и времени переезда? И конечно своё отношение к этому событию.

В.С. — Переезд начался в марте. Среди озвученных сотрудникам причин — невозможность переводить в Россию деньги в зарплатный фонд, запреты поставщиков инженерного ПО на использование их продуктов, риск потери связи с российскими сотрудниками и т.д. Однако у меня есть свое мнение относительно произошедшего.

Я думаю, очевидно, что это было сделано в интересах бизнеса, но не сотрудников. Меня только не перестаёт удивлять, сколько людей решились на эту авантюру. Я слышал про бизнесы, которые меняют владельцев, по крайней мере — на бумаге, идёт [бизнес] на другие меры, чтобы сохранить коллектив и продолжить операционную деятельность. Не могу привести примеры, не знаю конкретных компаний. То, что сделал Arrival — это другой способ. Ну что ж, раз столько сотрудников решились последовать за компанией — видимо, это было в их интересах, по крайней мере краткосрочных. Только я думаю, что долгосрочные последствия для них могут быть неприятными. Руководству компании нужно сохранить лицо перед крупнейшими инвесторами, среди которых нет российских. Сам Свердлов живёт в Великобритании, откуда нам знать, с кем он там в пабах заседает. Я их понимаю и не держу зла, просто из-за этого нам стало не по пути. Кстати, если что: релокация предполагает закрытие российского юрлица с увольнением сотрудников и принятием их во вновь образованное грузинское юрлицо. Собственно, из-за этого я и ушёл.

С.М. — При каких условиях возможно возвращение, и возможно ли оно в принципе?

В.С. — Я не обладаю никакой информацией о возможности возвращения в Россию. Могу представить себе только один сценарий: риск массового увольнения сотрудников-россиян в тот момент, когда потребность в кадрах этих специализаций всё ещё высока. Но это лишь мои домыслы.

Arrival
Arrival

С.М. — А сколько человек работало в российском подразделении? Сколько согласилось уехать, а сколько пожелали остаться, пусть и с потерей работы?

В.С. — Не соврать бы. Человек 600. По-моему, половина переехала, четверть работает в грузинском юрлице из России или других мест, четверть уволилась окончательно.

С.М. — Насколько для компании в целом была важна российская часть?

В.С. — На мой взгляд — критически важна, потому что львиную долю встроенного ПО готовило российское подразделение. И вот релокация российского подразделения — попытка убить двух зайцев: уйти из России, но сохранить коллектив.

С.М. — Вопрос о будущем. Сейчас в России начали развиваться собственные электромобильные проекты. Вы или ваши коллеги, которые решили остаться в стране, не думают предложить свои знания и опыт этим компаниям?

В.С. — Лично я — да. Куда собираются пойти уволившиеся коллеги не в курсе. Очень вероятно, что люди пойдут в IT-компании — в том смысле, что они станут заниматься некими нематериальными продуктами.

P.S.

Как мы видим из рассказа Валерия, Arrival критически зависима от российских IT специалистов. Те физические процессы, что мы видим в презентациях компании лишь верхушка айсберга. И на самом деле, при желании, будь коллектив более един, то можно было бы поставить вопрос ребром, и попробовать заставить компанию оставить российский офис в неприкосновенности. Но даже если бы это получилось, то лишь на какое-то время. Большое противостояние всё равно додавило бы компанию, вплоть до её закрытия, либо продажу новым владельцам. И это лишь в очередной раз подтверждает, что люди и бизнес стали заложниками грязных игр западных политиков.

Единственное, что я сейчас могу посоветовать руководителям наших новых российских электромобильных компаний, так это присмотреться к бывшим сотрудникам Arrival, которые решили, несмотря ни на что, остаться в стране. Это люди с отличными навыками и опытом, судя по тому, как развивается Arrival. Так что они были крайне полезны, чтобы наладить и вывести российскую электромобильную индустрию, на уровень, не уступающий западным и китайским компаниям.

___________________________

Уважаемые читатели, чтобы не пропустить наши свежие статьи вы можете подписаться на наш Телеграм-канал. Оставляйте комментарии, ставьте лайки, делайте репосты (кнопки соцсетей есть в конце каждого материала). Ваше участие нам очень важно!

%d такие блоггеры, как: