Энергетическая независимость обойдётся Китаю в 6,4 триллиона долларов - Зелёная Точка Старта

Зелёная Точка Старта

ЗЕЛЁНАЯ ТОЧКА СТАРТА

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

Энергетическая независимость обойдётся Китаю в 6,4 триллиона долларов

ИАП «Зелёная Точка Старта» постоянно рассказывает вам об инновациях в транспортной и энергетической отраслях. Этот процесс развития различных направлений «зелёной» индустрии принято назвать «энергетическим переходом». Переходом от ископаемотопливной эры к новой, где главенствуют возобновляемые источники энергии и электрифицированный транспорт во всех без исключения сегментах. Но для чего это делается и в чём суть этого «перехода»? Для всех она описывается по-разному, и у каждого, участвующего в этом движении, есть свои субъективные основания. Для обычного человека это желание жить в городах с чистым воздухом, и возможностью платить за возможность передвижения в разы меньше, чем при использовании бензинового автомобиля. На уровне государств, это вопрос сохранения здоровья нации, как про это прямо говорят, к примеру, в руководстве Индии. Но и это не всё. Одной из важнейших причин развития странами возобновляемой энергетики и электромобильного направления, в частности для стран, являющихся долгие годы импортёрами углеводородного сырья, является достижение стратегической энергетической независимости.

Китай, развивая свою экономику, многие десятилетия был практически полностью зависим от поставок из-за рубежа угля, газа и нефти. Они эффективно использовали эти энергоносители, став по итогу реформ предыдущих 30 лет крупнейшей экономикой мира с развитой промышленностью. И это уже не бедная страна, где человек готов работать за миску риса в день, и где пределом мечтаний был собственный велосипед. Вся современная китайская индустрия строится по стандарту «Индустрия 4.0», крупнейшие транснациональные компании, энергетические и автомобильные, считаю за честь поставить своё производство в Китае, так как это обеспечит им гарантированную прибыль за счёт минимум полуторамиллиардного рынка. Но всё это лишь ещё сильнее ставит вопрос о необходимости достижения страной энергетической независимости. Ведь без неё невозможно устойчивой развитие и планирование на десятилетия, или даже столетия вперёд. Кстати, Китай именно этим и отличается от большинства  других стран. Они, опираясь на свою многотысячелетнюю историю, оперируют именно такими вехами. Для них «наши» планы на несколько лет кажутся даже смешными и несерьёзными. И когда мы рассказываем вам о новых электромобильных заводах в Китае, о развитии солнечной, ветровой, и водородной энергетике, то надо понимать, что это всё в целом элементы достижения именно энергетической независимости, где конечно экология и здоровье населения является важнейшим из аспектов.

Энергетический переход Китая к энергетической независимости и преобразованию экономики

Крупная исследовательская и консалтинговая группа Wood Mackenzie опубликовала отчёт своего исследования, в котором говориться о том, как Китай собирается преобразовывать свою экономику и энергетику, и во что это ему обойдётся. По определению Wood Mackenzie, это не просто реформы и энергетический переход, это тектонические, глобальные изменения, которые будут стоить Поднебесной 6,4 трлн.$. Сюда входит масштабное внедрение солнечной, ветровой, водородной, атомной энергетики, перевод всех видов транспорта на безуглеродные источники энергии, создание соответствующей зарядной и заправочной инфраструктуры, создание сети станций накопления энергии, от личных СНЭ до промышленных и городских и т.д.

Китай — один из главных акторов энергетического перехода

Китай полон решимости декарбонизироваться именно для того, чтобы избежать топливной зависимости от главных экспортёров. А кто один из главных экспортёров энергоресурсов в Китай?

Председатель КНР Си Цзиньпин

Wood Mackenzie: «Для Пекина энергетическая независимость и декарбонизация неотделимы: выиграв гонку за экологически чистую энергию, Китай может сбросить оковы своей зависимости от других и доминировать, создавая ресурсы и технологии, необходимые миру для декарбонизации. В сентябре прошлого года Председатель КНР Си Цзиньпин объявил о цели страны по обеспечению углеродной нейтральности к 2060 году, он не просто указывал, что Китай скорректирует свой энергетический баланс, чтобы сократить выбросы, он уведомлял о полной трансформации экономики страны и того, как она производит, транспортирует и потребляет энергию».

Переход от экономики, зависимой от ископаемого топлива, к экономике, зависящей от электроэнергии, не обойдется без проблем. Главным из них будет обеспечение достаточного количества сырья для расширения национальной сети электропередач, чтобы обеспечить 6 870 ГВт новых мощностей, которые потребуются стране для удовлетворения растущих потребностей в энергии в течение следующих сорока лет.

По словам Вуда Мака, одного из руководителей Wood Mackenzie, это, вероятно, приведёт к возникновению новой зависимости. По мере сокращения импорта нефти и угля, возрастёт потребность, к примеру, меди и лития. Китай импортирует около 75% требуемой ему сегодня нефти, 80% железной руды и 85% меди. Именно поэтому уже сегодня китайские компании активно скупают и входят в бизнесы по добыче и обогащению исходного сырья. Медь один из главных компонентов для электрификации. Она необходима для электромоторов, генераторов, линий электропередач. На сегодняшний день Китай производит только 16% меди, которую он использует внутри страны, а остальная часть приходится на импорт. Так что руководством Китая также параллельно будет решаться вопрос о сырьевой независимости.

И уже сегодня можно констатировать, что Китай добился ощутимых успехов, к примеру, на литиевом фронте. Здесь Китай доминирует в поставках и переработке большей части сырья, необходимого для батарей и других безуглеродных технологий. 3/4 мирового производства литий-ионных аккумуляторов, половина электромобилей в мире китайские. То же и в секторе производства солнечных панелей, где китайские компании контролируют почти 70% мирового рынка солнечных панелей.

Будущие инновации в области энергоэффективности и экономики замкнутого цикла могут изменить мировой спрос на природные ресурсы. Между тем, новые технологии, такие как, полимерные аккумуляторы энергии и не содержащие кобальта батареи с высокой плотностью энергии, могут кардинально изменить ландшафт экологически чистой энергии. Здесь стоит вспомнить наши материалы по планомерному внедрению технологии Рециклинга. Это относится и к аккумуляторам, и к солнечным панелям. Именно замкнутый цикл позволит в значительной степени решить вопросы зависимости от нового сырья.

В гонке за лидерство в чистой энергии Китай имеет преимущество первопроходца. Они не боятся внедрять новейшие технологии, доводя их по ходу дела до совершенства и коммерческой оправданности.

Горизонт 2060 — план Китая по обеспечению энергетической независимости и углеродной нейтральности

В своём документе с руководящими указаниями в июне 2020 года главное экономическое агентство Китая — Национальная комиссия по развитию и реформам — публично увязало цели сокращения выбросов углерода и энергетической независимости. Предстоящий 14-й пятилетний план закрепит эти амбиции Китая.

Без преувеличения можно сказать, что это самый важный в истории документ о рынке энергоресурсов в качестве основы углеродно-нейтрального будущего Китая. Это изменит глобальный баланс сил.

Поддержка местной добычи углеводородов не исчезнет, ​​но план, несомненно, будет предлагать усиленную политику в отношении возобновляемых источников энергии. И эта политика не новшество Китая. Точно так же ведёт себя Норвегия. Добывая и продавая нефть, они внутри страны развивают все виды электрического транспорта, начиная от личных электромобилей, и заканчивая электрическими паромами и самолётами, развивают зарядную инфраструктуру, и оффшорные электростанции. То есть, применяя технологии и ресурсы, которые пока ещё востребованы на рынке, за счёт поступления финансов от этой отрасли они создают новые — безуглеродные. Это не хитро, это прагматично.

Электромобили и повышение энергоэффективности. План 14-ой пятилетки также подразумевает начало процесса увода Китая от зависимости от углеродоёмких отраслей в пользу услуг и технологий, в сочетании с акцентом на более эффективное размещение капитала и инновации. План должен не только заложить основу для огромных объёмов инвестиций, необходимых для декарбонизации, но и наметить радикально иной курс развития Китая, более независимый, эффективный и циклический.

Безопасность в цифрах: как углеродная нейтральность повышает энергетическую независимость Китая

Снижение зависимости от импорта энергии

При нынешней траектории к 2030 году зависимость Китая от импорта нефти превысит 80%, а половина его поставок природного газа будет импортироваться. Несмотря на то, что китайские компании вкладывают значительные средства за границу, собственная добыча составляет 2,2 миллиона баррелей нефти в день и 58 миллиардов кубометров газа в год, что составляет менее 16% и 18% внутреннего спроса, соответственно. В базовом прогнозе Wood Mackenzie текущая зависимость Китая от углеводородов доказывает, что стремление к углеродной нейтральности делает возможным реализацию поставленных задач.

Согласно сценарию Wood Mackenzie, созданному на основе озвученных планов руководства Китая, спрос на нефть в Китае сократится вдвое к 2040 году по сравнению со сценарием, если бы всё оставалось как сегодня, а к 2050 год спрос практически исчезнет.

Достижение целей «двойного обращения»

Столкнувшись с раздробленной глобальной торговой системой, руководство Китая ответило «двойным обращением» — экономическим манифестом, сфокусированным на более безопасных цепочках поставок, расширении внутреннего рынка и повышении конкурентоспособности экспорта.

Углеродная нейтральность тесно связана с целями «двойной циркуляции» повышения эффективности использования капитала и большей самообеспеченности за счёт доминирования экологически чистых источников энергии и технологий, которые также будут стимулировать крупномасштабное внутреннее производство. Он направлен на то, чтобы энергетический переход был отмечен знаком «Сделано в Китае».

Создание образа и действий, отвечающего званию ответственного мирового лидера

Китай хочет, чтобы его считали ответственным мировым лидером, но достижение этого несовместимо с его текущем положением в качестве крупнейшего в мире источника выбросов углерода. Он осознает это противоречие и напрямую связывает борьбу с собственными выбросами с поддержкой декарбонизации во всём мире. Стремление Китая к углеродной нейтральности, как дома, так и за рубежом поможет изменить геополитику.

Электрификация: рост возобновляемых источников энергии и китайская «медная головоломка»

С точки зрения объёмов мощности генерации, Китаю для того чтобы практически отказаться от потребления ископаемого топлива необходимы дополнительные 6 870 ГВт. Ядерная энергетика будет играть определенную роль, и флагманская китайская реакторная технология Hualong One уже внедряется, но рост будет происходить в основном за счёт солнечной энергии, ветропарков, водорода и накопителей.

Для Китая создание производственных мощностей для достижения этой цели — самая простая часть. Страна уже является крупнейшим в мире производителем ветряных турбин и доминирует в мировом производстве солнечных модулей, причём около 2/3 фотоэлектрических панелей производится в континентальном Китае. Кроме того, китайские производители владеют значительными мощностями за рубежом.

Сложнее всего обеспечить надёжные и конкурентоспособные поставки сырья для этого роста. Электрификация означает получение энергии по проводам, а для этого требуются металлы, особенно медь и алюминий. И Китаю необходимо не только расширять производство возобновляемых источников энергии, но и увеличивать производство всех инфраструктурных составляющих внутри страны.

Медь — это ахиллесова пята Китая. Собственное производство меди внутри страны и за рубежом составляет всего 16% от потребности, в результате чего чистый дефицит составляет 7,5 миллионов тонн в год при текущих уровнях спроса.

Несмотря на десятилетие китайских инвестиций в зарубежные медные активы, ведущие западные горнодобывающие компании продолжают доминировать. Альтернативой может быть увеличение использования алюминия, несмотря на его менее эффективную электропроводность. Китай обладает богатыми внутренними ресурсами бокситов, хотя и более низкого качества, чем западные альтернативы. Компания активно развивает проекты в таких странах, как Гвинея, но снижение зависимости от импортной меди остаётся серьёзной проблемой.

Китай: металлы и электромобильность

В течение многих лет Китай поддерживал производство электромобилей и их приобретение. Они даже изменили своё законодательство относительно прихода в страну зарубежного производителя, лишь бы в Китае появился завод Tesla. В настоящее время Китай производит около половины всех электромобилей в мире. Это оказалось хитрым шагом, поскольку электрификация мобильности будет иметь решающее значение для декарбонизации.

Пять основных металлов для производства электромобилей — медь, алюминий, никель, кобальт и литий. Но в, то время как кузов автомобиля в значительной мере создаётся из алюминия, для минимизации веса, и меди, которая используется в проводке и электромоторах, именно ключевые металлы катодных аккумуляторов — литий, никель и кобальт — имеют решающее значение для производства аккумуляторов.

В базовом сценарии Wood Mackenzie мировое производство никеля вырастет почти на 80% в течение следующих двух десятилетий, в то время как спрос на кобальт и литий увеличится на 180% и 510% соответственно. И если Китай — и весь остальной мир — декарбонизируется быстрее, то спрос будет расти намного быстрее.

Зависимость Китая от иностранных горнодобывающих компаний в поставках меди подпитывает его решимость добиваться большего контроля над сырьём для батарей. За последнее десятилетие страна приложила огромные усилия для увеличения владения ими и доступа к ним, от ресурсов кобальта в Демократической Республике Конго до запасов лития в Чили (и во всём Большом южноамериканском литиевом треугольнике), и до индонезийских никелевых рудников.

Китайские горняки менее обременены, чем их западные коллеги. Имея доступ к конкурентоспособному государственному капиталу и более низкую доходность, они также сталкиваются с гораздо меньшим вниманием к экологическим, социальным и управленческим вопросам (ESG).

Подогревая аппетит к работе в зонах повышенного риска. Кобальт — яркий тому пример. Почти три четверти (и рост) мирового производства кобальта приходится на Демократическую Республику Конго. Там западные горнодобывающие компании сталкиваются с непомерно высокими рисками ESG, которые делают эту центральноафриканскую страну «неинвестируемой» — ограничения, не ощущаемые китайскими компаниями.

Доступ к сырью — не единственная история. Правительства Европы и США хотят видеть инвестиции в заводы по производству аккумуляторных батарей, чтобы заменить традиционные заводы по производству двигателей, сократить цепочки поставок и сохранить внутреннее производство автомобилей на долгие годы. Но попробуйте изготовить электромобиль без китайских комплектующих.

Китай бросает длинную тень на цепочку поставок электромобилей — от доступа к редкоземельным металлам до почти абсолютного контроля над производственными мощностями по переработке кобальта.

Для любого товара покупатели видят риск, когда предложение контролируется небольшим количеством стран или компаний. Западные правительства давно сетуют на влияние Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) на нефтяные рынки, в то время как Китай заявляет о своем недовольстве тем, что он считает чрезмерной концентрацией предложения железной руды (и контроля над ценами) среди ограниченного числа горняков. Но доля ОПЕК в мировых поставках нефти ограничена примерно 30%, а горнодобывающие компании открыты для переговоров.

Опасения по поводу потенциального доминирования Китая усиливаются по мере того, как всё больше стран берут на себя обязательства до 2050 года стать углеронейтральными. Если достижение дорогостоящих целей в области климата может быть достигнуто только путём покупки материалов и технологий в Китае, как правительства всего мира могут согласовать это с обещанием экономического возрождения, которое приходит с «зелёными» сделками и революцией в области экологически чистой энергии?

По мере ускорения действий по борьбе с изменением климата, другие страны должны учиться у Китая и соревноваться с ним. Это потребует многогранного подхода к чистой энергии: инвестировать, вводить новшества и сотрудничать. Если Китай сможет воспроизвести свою текущую долю на мировом рынке производства аккумуляторов и солнечных панелей по всей будущей цепочке создания стоимости чистой энергии, это изменит мировое энергоснабжение, торговлю и промышленность.

Вкладывать деньги

Государственная поддержка новых технологий: научные прорывы, на которые раньше уходили годы, сегодня достигаются за месяцы. Просто смотрим на пример финансирования разработки вакцин. Технология с нулевым выбросом углерода требует столь же высокого уровня государственной поддержки, но без ожидания быстрой отдачи. Металлы-катализаторы зелёного водорода: при нынешних прогнозируемых темпах роста водородной экономики в мире быстро закончатся критически важные металлы платиновой группы. Это означает, что каталитическая технология должна развиваться, чтобы использовать более дешёвые и распространённые металлы.

Переходные металлы: ожидается, что производство электромобилей будет расти в среднем на 15% в год в течение следующих 20 лет, что в дальнейшем создаст большие проблемы для поставок лития, кобальта и никеля. Международные горнодобывающие компании могут нацеливаться на литий и никель, но кобальт и Демократическая Республика Конго, безусловно, представляют собой проблему. Однако ожидается выход на рынок сырья из Австралии и Индонезии.

Лом и переработка

В мире, ориентированном на изменение климатических показателей, по мнению аналитиков Wood Mackenzie, потребуется большая рекуперация и переработка. Это ещё называют Рециклингом. Мир металлолома, в котором перерабатывается 95% металла, значительно снизит потребность в закупках нового сырья. Это может быть достигнуто при гораздо меньших капитальных затратах при значительно меньшем углеродном следе.

P.S.

Здесь конечно перечислены далеко не все аспекты трансформации Китая на пути к декарбонизации, и энергетической независимости. Не сомневаюсь, что у руководства Китая есть многотомные фолианты задач и стратегий по их решению.

Стремясь к энергетической независимости, Китай меняет мир. Десятилетие государственных инвестиций уже поставило Китай в лидеры энергосистемы, когда дело доходит до критически важных ресурсов и технологий, необходимых для производства электроэнергии с нулевым выбросом углерода и мобильности.

Страна теперь смотрит дальше этого, радикально переосмысливая свою будущую экономику и общество, готовая возглавить новое поколение технологических достижений, необходимых для декарбонизации промышленности, коммунальной сферы, энергетики, и транспорта во всех его сферах.

Остальной мир не просто должен, но он будет поступать так же. Это неизбежно будет означать и конкуренцию, и, конечно, сотрудничество с Китаем. Не сомневаюсь, что Китай решит поставленные задачи. Но в чём тут будет роль России? Роль энергетического придатка, который будет поставлять углеводороды до упора? Или же правящие круги наконец-таки осознают и артикулируют реальность и необратимость процессов декарбонизации, с соответствующими выводами, которые помогут начать создание у нас новых направлений в производстве, инфраструктуре и сервисе. За предстоящие 3-4 десятилетия Китая потратит триллионы долларов на трансформацию страны, итогом которой станет устойчивость, как с точки зрения экологии, так и безопасности, экономики, производства, инфраструктуры… И нам тоже придётся меняться, но для начала надо это осознать и принять. А потом выработать собственную новую стратегию развития России.

___________________________

Уважаемые читатели, чтобы не пропустить наши свежие статьи вы можете подписаться на наш Телеграм-канал. Оставляйте комментарии, ставьте лайки, делайте репосты (кнопки соцсетей есть в конце каждого материала). Ваше участие нам очень важно!

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial
%d такие блоггеры, как: